g_rybins (g_rybins) wrote,
g_rybins
g_rybins

Чудо поля Куликова



Посмотрела "Куликово поле" в постановке Московского театра русской драмы под руководством Михаила Щепенко и задумалась: а ведь мы все такие же Фомы неверующие, как рассказчик, Сергей Николаевич/Аркадий Аверин. Прекрасно вылепленный образ интеллигентного человека, бывшего судебного следователя провинциального города, попавшего в водоворот постреволюционных событий и стремящегося найти своё место в новом мире.

Не все смогли вынести реалии строительства нового общества. Кого-то "кокнули", объявив "кровопийцем трудового народа" как говорит яркая, прекрасная в своей вульгарности, Клеопатра/Ирина Винокурова, потрясающий персонаж новой коммунистической элиты, желающий играть своими толстенькими наманикюренными пальчиками на "вортыпьяных" не собачий вальс, а именно Шопена и требующая исполнения своих прихотей от Нади - пианистки и мужа - чекиста.

Не перенес Приват-доцент Сергей Иванович / Николай Щепенко, изменений в жизни общества, его ученый мозг не принял постулатов нового времени. Он стал городским юродивым, вещающим простым рабочим на латыни, что мир абсурден. Но они понимают его совсем по-иному, жалеют и подкармливают хлебом.



Герои повести Ивана Шмелёва, бывший граф, а ныне бухгалтер Среднев/Дмитрий Поляков и Ольга, его дочь/Ирина Андреева после революции, как и многие представители русской интеллигенции, нашли прибежище в подмосковном Сергиевом Посаде, самом сердце духовного поля Руси, возделанном руками Преподобного Сергия Радонежского, где и поныне покоятся его мощи.



Преподобный Сергий Радонежский почитается охранителем и сберегателем русских традиций, вечно напоминающим о себе, о священном, непреходящем долге защиты Веры и Отечества.

Сюда, в Сергиев Посад, собирался в 20-х годах весь цвет нации, ее славные семьи - Голицыны, Дурново, Нарышкины, Раевские; писатели, философы, художники - Фаворский, Розанов, Нестеров; Сергий Радонежский незримо оберегал их в то смутное время, хранил от революционного террора.

По-видимому, тогда-то и передал священник Павел Флоренский писателю Ивану Шмелёву историю, описанную им позднее в повести "Куликово поле", историю подлинную и одновременно фантастическую, где переплелись события кровавые и чудесные.

В первой части перед нами появляется крестьянин Василий Сухов/Валерий Андреев, который рассказывает, как он нашел на дороге, пролегающей через Куликово поле, старинный крест, принадлежавший, как выяснилось, одному из участников битвы. Сухов намеревался передать крест графу Средневу, бывшему владельцу соседней усадьбы и собирателю древностей. Но барин живет теперь в Сергиевом Посаде, и Сухов не знает, как это сделать. Вдруг в пустынном поле он встречает Странника/Михаил Щепенко, старца в монашеской одежде, который берется передать крест по назначению.



Примерно через год следователь, теперь работающий в Москве в советском архиве, приезжает в Сергиев Посад и встречает там Среднева, его дочку Ольгу и рассказывает им историю о кресте. Из разговора выясняется, что этот крест был действительно передан Средневу старцем, явившимся с Куликова поля. Старец остался у них ночевать, но под утро таинственно исчез. Ольга твердо верит, что свершилось чудо: к ним явился сам Преподобный Сергий, ибо лицо старца было поразительно схоже с ликом иконы Преподобного, висевшей в комнате.



Почему этот спектакль актуален до сих пор? Да потому, что вопрос "верю ли я" когда-нибудь задает себе каждый.
Конфликт, происходящий в душе Сергея Николаевича, следователя - вера и неверие. Он находит чудесам какие-то объяснения, но последнее чудо, произошедшее в Родительскую Субботу не может быть истолковано законами точных наук.

В тот день в Тульской губернии Василием Суховым был обретен Святой крест и встречен Странник, а еще до вечера этого же самого дня крест был передан в Сергиевом Посаде (Загорске по-новому) Средневу и его дочери Ольге, находящимся за много вёрст от Куликова поля. День памяти погибших на Куликовом поле наложился в тот год на новый светский праздник 7 ноября с его манифестациями и лозунгами. На который бухгалтеру Средневу надо было пойти, ибо заметят, что нет, и будут неприятности. А после тяжелого дня явление Странника смыло всю усталость и боль от потери близких и принесло мир в души отца и дочери. Да и крестьянин, чудесным образом нашедший древнюю реликвию, нуждался в утешении, поскольку потерял обоих сыновей. Странник как бы прочитал его желание отдать найденный Святой крест в надежные руки. Сам-то не довез бы, отберут и допрос чинить будут, "не утаил ли чего церковного".

По воспоминаниям Павла Васильевича Флоренского, внука философа и священника Флоренского, в том, что повесть Шмелёва написана на основе реальных событий, он не сомневался, потому что сам был знаком с прототипами Шмелёвских персонажей - все они - и граф Среднев (граф Юрий Александрович Олсуфьев), и его дочь Ольга (племянница графа Екатерина Павловна Васильчикова) были близкими друзьями его деда-священника Павла Александровича Флоренского еще во время совместного проживания в Сергиевом Посаде.

Понравился похожий на всех классиков сразу, а более всех - на Льва Николаевича Толстого, профессор, да и супруга его звалась именем жены великого старца. Профессор/Василий Васильев, очень колоритный персонаж, вызывающий доверие, уважение и трогательный в своем пальто и шарфике, его заботливая жена, Софья Андреевна/Валерия Полякова, взглядом говорящая больше, чем ей отведено по роли - замечательная интеллигентная любящая пара. Оба актера играют людей пожилых, много старше себя, но так искусно, что и вправду веришь в их старость, недуги и долгую, совместно прожитую в мире и согласии, жизнь.

Когда спектакль закончился, в зале еще долго стояла полная тишина. А потом зал разразился оглушительными аплодисментами. И актеры, вышедшие на поклоны, почувствовали, что каждый человек в зале проникся этой историей, каждый ждал продолжения. Однако продолжение должно происходить в душе зрителя. Если есть маловеры, которым нужны доказательства, то далеко ходить не надо. Все доказательства внутри, в душе человека. Каждому даётся по вере его.



Иван Сергеевич Шмелёв прожил трагическую страницу в своей жизни: во время революционных событий большевики расстреляли единственного сына писателя, поверившего, что офицеры белой армии, которые добровольно явятся с повинной, будут отпущены безо всяких дальнейших преследований. Сын служил до революции в штабе генерала Врангеля. Никакие хлопоты писателя не помогли. Он в письмах молил о помощи Луначарского: «Без сына, единственного, я погибну. Я не могу, не хочу жить... У меня взяли сердце. Я могу только плакать бессильно. Помогите, или я погибну. Прошу Вас, криком своим кричу - помогите вернуть сына. Он чистый, прямой, он мой единственный, не повинен ни в чём». Смерть сына потрясла писателя, он сразу постарел, здоровье его пошатнулось. В 1922 году Шмелёву предоставили возможность поехать за границу для лечения. Он жил в Берлине, потом в Париже, посетил Псково-Печерскую лавру на территории Эстонии. «Доживаем дни свои в стране роскошной, чужой. Все - чужое. Души-то родной нет, а вежливости много» - говорил он Куприну. Отсюда, из чужой и "роскошной" страны, с необыкновенной остротой и отчетливостью видится Шмелеву старая Россия, а в России - страна его детства, Москва, Замоскворечье.



Уверенность, что он вернется на Родину, не покидала его все долгие годы, прочти 30 лет. «…Я знаю: придет срок – Россия меня примет!» - писал Шмелев. За несколько лет до кончины он составил духовное завещание, в котором отдельным пунктом выразил свою последнюю волю: «Прошу, когда это станет возможным, перевезти мой прах и прах моей жены в Москву». Писатель просил, чтобы его похоронили рядом с отцом в Донском монастыре. Господь по вере его исполнил его заветное желание.

"А в Донском монастыре
Зимнее убранство.
Спит в Донском монастыре
Русское дворянство..."
А.Городницкий



Благодаря самому культурному сообществу Москвы moscultura мы узнаём такие замечательные имена и можем прикоснуться к истокам нашей духовности. Отдельное спасибо pamsik за приглашение на спектакль. Большое спасибо коллективу театра! Спектакль был для меня откровением, затронутая тема очень актуальна в наше время. Советую посмотреть всем фомам неверующим, и верующим тоже - получите удовольствие от прекрасной игры актеров и задумки автора..

Tags: Москультура, Шмелёв, Щепенко, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo g_rybins february 2, 2016 20:48 Leave a comment
Buy for 10 tokens
ЛИСИЦА И СУРОК «Куда так, кумушка, бежишь ты без оглядки!» Лисицу спрашивал Сурок. «Ох, мой голубчик-куманек! Терплю напраслину и выслана за взятки. Ты знаешь, я была в курятнике судьей, Утратила в делах здоровье и покой, В трудах куска не доедала, Ночей не досыпала: И я ж за то под гнев подпала;…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments